Закрыть ... [X]


 

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ДАГЕСТАНЕ

(в контексте общероссийских проблем)


В.ГРЫЗЛОВ,
кандидат философских наук


  Дагестан уникален по своему национальному (этническому) составу. На сравнительно небольшой территории проживают десятки народов, национальных групп. Национальности тесно взаимосвязаны между собой, многонационально-смешанных браков. В глубине веков коренятся тенденции формирования своеобразной межнациональной общности, взаимовлияния культур хорошо прослеживаются даже в фольклоре и языках.

В дагестанском обществе существуют и серьезные различия. Живущие рядом или чересполосно народы относятся к разным языковым группам и семьям. В регионе взаимодействуют мировые религии, накладываются друг на друга ценности западной и восточной цивилизаций. Заметны особенности местнического и родового характера. В целом Дагестан представляет собой противоречивое, поцелостнее многообразие.

Как бы в миниатюре, в республике проявляются многие характерные для всей России проблемы национальных отношений: разъединительные и объединительные процессы; рост агрессивного национализма; сложности в отношениях населения, ранее проживавшего на равнине, и переселенцев с гор (чутьли не проблема "мигрантов", по терминологии прибалтийских идеологов); беды репрессированных, депортированных и разделенных народов и т.д. Всего не перечислить, но аналогии напрашиваются.


Причины резкого обострения межнациональных отношений


За последние 3-4 года этнополитическая ситуация в Дагестане резко осложнилась. Чем это обусловлено? Ответы можно встретить разные: 1) национальный вопрос искусственно раздувается отдельными оппозиционно настроенными политическими лидерами - "сумасшедшими властолюбцами"; 2) национальную рознь разжигают средства массовой информации; 3) сказываются предрассудки; 4) органы власти проводят политику "разделяй и властвуй", "некомпетентность чиновников"; 5) "проколы" в национальной политике прошлых лет и т.п.

На наш взгляд, это скорее второстепенные, а то и ложные причины. Корни выделения подобных причин в том, что политики и идеологи - сознательно или бессознательно - исходят из методологически неправильной посылки: будто бы национальный вопрос не связан с политическими и социально-экономическими процессами. В обществе существуют социальные силы, которым выгодно выдавать национальные отношения за некую кантовскую "вещь в себе". В действительности - хочется кому-то или нет - национальный вопрос во всем мире всегда (почему бы нам серьезно не задуматься над мировым опытом?) был частью вопроса о власти, а корни его - в социально-экономических факторах.

Когда мы говорим о социально-экономических факторах, то имеется в виду не только обвальный экономический спад (в Дагестане объем промышленного производства сократился за 1992 г. на 25%, сельскохозяйственного - по сравнению со среднегодовым в 12-й пятилетке - на 22%), что, конечно, тоже очень важно, а сущностные черты социально-экономического развития.

В чем же суть нынешних социально-экономических перемен в стране? Если называть вещи своими именами, у нас идет смена общественного строя, и перед нами - процесс реставрации капитализма, а в ряде регионов - с элементами феодализма и родовых отношений.

Примечательно, что лидеры почти всех новых общественно-политических объединений ничего не говорят о реставрации капитализма и докапиталистических отношений. Оппозиция ведет резкую критику государственных органов. Но в социально-экономической сфере политическая линия руководства республики и программы оппозиционных сил мало отличаются. Самое большое - спор идет о темпах так называемых реформ. "Так называемых" потому, отношения что под реформами всегда понимались преобразования, в результате которых классы или социальные группы, находившиеся на нижних ступеньках общественной лестницы, поднимались вверх. Сейчас, напротив, растет социальное расслоение, благодаря рыночным реформам большинство населения имеет доходы ниже прожиточного минимума.

В общественном сознании до сих пор идеализируются рыночные отношения. В истории зарубежной и отечественной экономической мысли такая идеализация раньше называлась "экономическим романтизмом", сейчас - чуть не новое слово в науке.

Рыночная связь чрезвычайно противоречива, порождает массу негативных последствий. Часто удивляются, что при переходе к "свободному рынку" падает производство, растет преступность, проституция и т.п. Может быть, звучит цинично, но так и должно быть. Нравственность, в конечном счете, определяется экономическим строем общества. Если все продается и покупается, то почему это не должно распространяться на женское тело? Следовало бы удивляться в том случае, если бы этого не было. Апелляции к "горской чести" и "традиционной русской морали" тут не помогут.

Если обратиться к дагестанской печати, то, пожалуй, только в статье Х.Адзиева и К.Зачесова "Кому это выгодно?" содержится попытка выделить социальные группы, заинтересованные в разжигании национальных конфликтов. Авторы пишут: "Воля к власти - великая движущая сила истории... Однако... одной воли тут мало. Нужны средства. На издание газет, журналов, на пропаганду, на оружие, наконец, на провиант, на материальное обеспечение. И кто-то эти деньги дает. Ну, прежде всего тот, у кого они есть. И кто надеется, затратив определенные суммы, обрести в возможно более короткие сроки существенную прибыль. Не будет, наверное, слишком смелой догадка, что это - прежде всего люди, связанные с производством и торговлей оружием. А во вторую очередь - с производством всего того, что необходимо в экстремальных и чрезвычайных условиях огромной массе населения и что она, эта масса, будет в случае чего приобретать по любой цене. Таковы, видимо, в первом приближении те силы, которым выгодна межнациональная конфронтация... А такие силы есть и в России, и на Кавказе. И у нас в Дагестане. И силы эти весьма могущественны" (Дагестанская правда. 1992, 23 сентября).

Понятно, что дельцы теневой экономики, криминальная буржуазия прямо заинтересованы в разного рода беспорядках, межнациональных конфликтах. И все-таки нельзя сводить причины обострения национального вопроса к объективным интересам только этих социальных групп.

Основной фигурой складывающихся у нас национальных рынков выступает мелкий буржуа. Казалось бы, внешне не такое уж опасное, как дельцы теневой экономики, но значительно более массовое явление. Добавим, своеобразный мелкий буржуа, существенно отличающийся от своего российского предшественника начала века, - торговец-перекупщик, спекулянт. Впрочем, сегодня и директор крупного завода или академического института также вынужден во многом "играть" по правилам "свободного рынка". Эта мелкобуржуазная стихия ("взбесившийся мелкий буржуа") и определяет в конечном счете те процессы, которые ведут к национализму, сепаратизму.

Сегодня новые границы разделяют народы (страдают не только лезгины и ногайцы, но и более 25 млн. русских оказалось за пределами Российской Федерации). Метастазы межнациональных конфликтов и войн поражают один регион за другим.

Нарождающаяся буржуазия стремится быть представленной во властных структурах. Требование национального государства - естественно в условиях формирования национального буржуазного рынка. Базису необходима соответствующая надстройка.

Сомнительно другое. Не будем разъяснять, что возврат страны на путь капиталистического развития до сих пор окончательно не решен, идет острейшая борьба. Весьма проблематично, что национальные рынки могут сложиться именно в Дагестане (аварский, даргинский, лезгинский, кумыкский или тем более, скажем, агульский, цакурский). Дело в относительной малочисленности народов, перемешанности населения. Поэтому пока процессы развиваются в направлении усиливающейся межнациональной розни. Большая заслуга органов власти и управления Дагестана в том, что они не дают экстремистским силам перейти грань, за которой чрезвычайные ситуации и большие человеческие трагедии. Это, пожалуй, единственное место на Северном Кавказе и в Закавказье, где сохраняется относительно стабильная обстановка, нет крупных кровавых столкновений. 

Политические силы и блоки


Противоречия в экономической жизни, различия интересов классов и социальных групп, народов отражаются в политической жизни Дагестана. Сегодня она представляет собой весьма пеструю мозаику.

Процесс регистрации в Министерстве юстиции республики уставов общественных объединений начался осенью 1990 г. 7 сентября был зарегистрирован устав Дагестанского союза ветеранов Афганистана, 24 сентября - Социал-демократической партии Дагестана. Среди национально-культурных центров и национальных движений первыми были зарегистрированы уставы Лезгинского культурного центра "Шарвали" (26 сентября) и Кумыкского народного движения "Тенглик" (23 октября).

К настоящему времени только в Министерстве юстиции Республики Дагестан зарегистрированы уставы более пяти десятков общественно-политических объединений, хотя деятельность некоторых из них, по существу, так и не началась. Наряду с этим есть организации, не зарегистрировавшие свои уставы, но заметные на политической сцене. Большинство новых партий и движений являются мелкобуржуазными.

Думается, процесс складывания общественно-политических организаций в республике и тем более их блоков не завершен. Это связано с тем, что неоднозначно развиваются социально-экономические процессы, недостаточно четко оформились общественные противоречия. Отсюда - расколы в партиях и движениях, частая смена лидеров, распад одних и возникновение других блоков, перегруппировки политических сил. К тому же на нынешнюю ситуацию большое влияние оказывает недавнее прошлое, когда у нас существовала однопартийная система. Наконец, партии и движения так или иначе втянуты в общероссийские политические процессы, на их поведении сказывается обстановка в Центре, соседних республиках и регионах.

На наш взгляд, можно выделить несколько группировок политических партий, движений и организаций в Дагестане:

Общественно-политические объединения демократической ориентации. Эти организации крайне разнородны: от настоящих демократов до тех, кто только прикрывается высокими фразами о народовластии и свободе.

Демократические организации малочисленны, хотя шума много. Например, членов Социал-демократической партии Дагестана, пожалуй, меньше, чем заявлений и обращений, которые они приняли.

Социальная база "демократических" организаций в Дагестане также узка. Демократы имеют поддержку со стороны части (не большинства) отдельных социальных групп: предпринимателей, научной и творческой интеллигенции, студенчества,

При этом надо учитывать два обстоятельства. Во-первых, нынешние власти в Дагестане - тоже своеобразные демократы. С определенной корректировкой, стараясь смягчить последствия, руководство республики проводит те же демократические и рыночные реформы. Возможно, у него не было иного выхода. Надо было или идти вслед за российским Центром, или выходить из Российской Федерации. Выход из РФ привел бы к еще более тяжелым политическим и экономическим последствиям.

Во-вторых, демократические организации получают по крайней мере моральную поддержку от российских структур президентской власти.

Религиозные организации. Реставрация капиталистических и особенно докапиталистических отношений в Дагестане закономерно предполагает оживление интереса к религии. Речь идет прежде всего об исламских организациях. Пока эти организации, несмотря на активизацию деятельности, в основном находятся в тени. Но поддержка их программных установок в различных слоях населения довольно значительна. Что касается православия и тем более иудаизма, то эти конфессии определяющего воздействия на политическую сферу республики в целом не оказывают.

Особенно велико влияние ислама в сельской местности. Выступая на заседании правительства РД, работник Госкомзема республики Г.Абдулмуталибов отмечал, что на селе наступило "двоевластие. С одной стороны - мечети (местное духовенство), с другой - Советы... В Ботлике все земельные реформы решает мулла (дибур), и люди с заявлениями идут не в Совет, а в мечеть" (Г.Абдулмуталибов. Почему не идет земельная реформа в республике? Голос правды. 1992, № 10).

Общедагестанская мусульманская община неоднородна в политическом отношении. Предметом обсуждения является вопрос о соотношении ислама и политики. Духовное управление мусульман Дагестана вроде бы неоднократно высказывалось против политизации ислама, но, несомненно, оно влияет на политические процессы.

Большинство мусульманских организаций выступают за территориальную целостность республики, но нарастают противоречия, национально-центробежные силы. Образовано Кумыкское духовное у правление мусульман Дагестана (учредительный съезд прошел 25 апреля 1992 г.). IV съезд Лезгинского народного движения "Садвал", состоявшийся 5 сентября 1992 г., в своей резолюции высказался за то, чтобы "в Южном Дагестане создать общелезгинское духовное управление".

Еще больше различия у религиозных объединений и их лидеров по общеполитическим и социально-экономическим вопросам. Поскольку основная масса верующих - крестьяне, в этой среде можно встретить как мелкобуржуазные, так и просоциалистические идеи.

В последнее время на идейной основе ислама возникли организации, преследующие и политические цели. В июне 1990 г. в Астрахани состоялся Учредительный съезд Исламской партии возрождения как всесоюзной организации. В начале 1991 г. была проведена учредительная конференция и образовано дагестанское отделение этой партии. 5 декабря 1990 г. в Министерстве юстиции ДАССР был зарегистрирован устав Исламско-демократической партии (учредительный съезд - в октябре того же года). В ряде сел республики активно действует организация "Жамаатул муслими" (устав ее не зарегистрирован). К исламским ценностям часто апеллируют не только лидеры других общественно-политических объединений, но порой и государственные органы.

Религиозные лидеры выдвигают требования "государственной поддержки ислама", "исламской республики" и т.п. Очевидно, что решать подобные вопросы может лишь народ Дагестана. Но необходимо отметить два важных, на наш взгляд, момента. В условиях многоконфессиональности России и регионов создание особых условий для какой-либо одной религии, реализация требований вроде "Русского православного государства" или "Исламской республики Дагестан" неизбежно приведут к дальнейшей дестабилизации обстановки.

Но главное даже не в этом. Утверждать, что общественное развитие возможно только на основе религиозных ценностей, что духовность существует лишь благодаря религии, мягко говоря, неверно. Государственность должна быть светской. И странно, почему государственные средства массовой информации как в Центре, так и в Дагестане не представляют возможности высказаться по этим вопросам ученым, у которых, возможно, другая точка зрения.

Ведь свобода совести этого не исключает. В центре нашего мировоззрения, по моему глубокому убеждению, должен стоять Человек, а не сверхъестественное существо. Не говорю уж об астрологах, гадалках, колдунах и прочем шарлатанстве, получающем ныне широкое распространение, в том числе с помощью средств массовой информации.

Национальные и националистические организации. Сегодня почти все народы Дагестана, даже малочисленные, имеют собственные национальные организации или национально-культурные центры. Наиболее активны Кумыкское народное движение "Тенглик" ("Равенство"), Съезд аварского народа, Лезгинское народное движение "Садвал" ("Единство"), Дарвинское демократическое движение "Цадеш" ("Единство"), Лакское народное движение "Гази-Кумух". В районах, заселенных преимущественно ногайцами, значительно влияние общества "Бирлик" ("Единство") ногайского народа, а чеченцами-аккинцами - Съезда чеченцев Ауха, его исполкома.

Примечательно, что уставы двух организаций - "Садвал" и "Бирлик" - зарегистрированы не в Дагестане, а в Министерстве юстиции Российской Федерации. Отказ регистрации в Дагестане был связан с тем, что эти организации осуществляют свою деятельность и за его пределами.

За последние 2-3 года национальные организации значительно укрепили свои позиции. На наш взгляд, их часто поддерживают не потому, что они выражают интересы широких слоев населения, а потому, что усиливается недовольство ситуацией в республике. По основным социально-экономическим и общеполитическим вопросам национальные организации, как правило, занимают правые позиции: "свободный рынок", "купля-продажа земли без ограничения". Они требуют разрешить приобретение и ношение огнестрельного оружия и т.д.

По всей стране, Дагестан тут не исключение, национальные организации развивались в одном направлении и в типологически сходном русле. На первых порах они ограничивались требованиями в области культуры и языка, правдивого (в понимании) освещения истории, экологии и т.п. Многие из этих требований естественны и справедливы. Постепенно движения все более политизировались. Представители научной и творческой интеллигенции, бывшие лидерами-вдохновителями, оттесняются на второй план, основной социальной базой становятся "предприниматели ", сельское население, крестьянство. Меняются организационные формы: на смену национально-культурным центрам и обществам приходят народные движения, фронты и съезды народов. В деятельности национальных организаций усиливаются деструктивные тенденции, их требования все чаще не согласуются с интересами многонационального народа, национальных меньшинств и малочисленных этносов.

Сейчас в Дагестане они представляют собой однонациональные по составу (порой националистические) партии без фиксированного индивидуального членства. Конкретные действия национальных организаций (или движений) часто совершенно не соответствуют целям и задачам, которые провозглашены в их уставах. Пожалуй, дальше других продвинулся в этом плане "Тенглик", вставший на путь создания параллельных органов власти из представителей только одного народа. Этот путь, если его изберут и другие национальные организации, может привести к нескольким "чеченским вариантам" на территории Дагестана.

Лидеры национальных организаций широко используют лозунги демократии. Но вспомним, как развивались события в Прибалтике, Молдове, Грузии и других регионах? Завоевав власть, национально ориентированные движения, народные фронты немедленно начинали формировать этнократические режимы. Оказалось, что все они в конечном счете - организации национальной буржуазии, а ее поведение определяется собственными социально-экономическими интересами: задачи первоначального накопления капитала стремятся в значительной мере решать путем вытеснения и изгнания "инородцев".

Отношения между различными национальными организациями в Дагестане складываются сложно: заверения в дружбе сочетаются с "разборками", вооруженными противостояниями. Это вполне закономерно, так как интересы этих организаций существенно различаются.

Интердвижения. В республике идут и объединительные процессы. 25 ноября 1991 г. постановлением коллегии Министерства юстиции Дагестана был зарегистрирован устав народного движения "Интернационализм и стабильность", 27 января 1992 г. - общественно-политического интердвижения "Единый Дагестан". Пожалуй, еще важнее, что стремление способствовать сплочению стало более заметно в деятельности ряда других партий и движений, государственных органов. Эти усилия находят благодатную почву. В дагестанском обществе среди трудящихся существует традиционная тяга к взаимопониманию, сотрудничеству и дружбе народов.

Однако, на наш взгляд, в Дагестане до сих пор не сложилось столь необходимое сейчас мощное интердвижение. У лидеров нет четкой позиции относительно его идеологии и социальной базы. Только опираясь на крупные трудовые коллективы, трудящихся, рабочих, интердвижение может стать серьезной политической силой.

Естественно, есть в Дагестане и коммунистические организации.

Как же ведут себя в условиях такой политической пестроты органы власти РД? Они продолжают лавировать между различными политическими силами, не занимая по большинству важнейших вопросов четкой позиции. Обычно проводится - только в условиях более жесткой конфронтации - типично "перестроечная" тактика компромисса. И эта тактика давно стала стратегией. Органы власти перенимают лозунги, соглашаются со многими требованиями оппозиции.

Сегодня часто пишут о многопартийности у нас в стране. В действительности многопартийности нет. Не только дагестанские, но и общероссийские партии (пожалуй, за исключением коммунистов) представляют собой малочисленные группы, способные в лучшем случае в популистском духе требовать и критиковать, но не вести конструктивную работу. В этой связи столь важен вопрос о блоках политических партий и движений.

Неоднократно предпринимались попытки создания оппозиционного блока, ядром которого должны были стать национальные движения и "демократические" национальные отношения сегодня организации. С нашей точки зрения, длительного и прочного союза этих сил не получится. Дело в том, что их цели совпадают, так сказать, в разрушительном смысле - ликвидировать существующие государственные структуры, отказаться от всего, что еще осталось разумного в области экономики и общественной жизни. Если они смогут это сделать, то затем пути их разойдутся. Более того, многое говорит о том, что после этого политическая борьба примет значительно более жесткие формы.

С точки зрения коренных интересов трудящихся, народов Дагестана, наиболее выгоден блок политических сил, которые, во-первых, сохранят единство многонациональной республики и не допустят межнациональной войны и, во-вторых, смогут по крайней мере остановить экономический обвал. Работа всех объединяющихся политических сил должна быть направлена, на наш взгляд, не на проведение "круглых столов" и даже не на подготовку законов и других нормативных актов, а на решение конкретных жизненных - в первую очередь хозяйственных - задач, используя как государственные механизмы, так и методы общественных организаций.

Нам представляется, что добиться стабилизации в экономике можно, введя чрезвычайные меры по ее государственному регулированию наряду с широким народным контролем. Чем быстрее будет осознано, что иного пути нет, тем лучше. Это вовсе не введение социализма. Такие меры - обычные демократические преобразования с целью предотвращения надвигающейся катастрофы. Вместе с тем они серьезно ослабили бы социально-экономическую основу межнациональных конфликтов. Но сложность в том, что в полной мере их нельзя осуществить в одном Дагестане. Они должны быть введены во всей стране. Тогда эффективность будет значительно выше.

Поиск путей решения вопросов межнациональных отношений. "Возрождение народов Дагестана" - трудно найти программу общественно-политического объединения в Дагестане, где в той или иной форме не выдвигались бы эти требования или лозунги. Они часто встречаются и в документах государственных органов.

Возрождение предполагает, что ему предшествовали период упадка или застоя. Если называть 70-80 гг. "застоем", то только по отношению к предыдущему времени. Очевидно, что при сравнении с нынешней ситуацией это был период в чем-то кого-то не устраивающего, но развития. Большинство нынешних политиков сознательно скрывает, когда же был тот "золотой век", достижения которого нужно возрождать, - несколько лет, десятилетий или столетий тому назад.

Содержание призыва к "возрождению" нуждается в конкретизации, пока же различные политические силы под "возрождением" (как ранее под "перестройкой") понимают свое. Подобное происходит сейчас и в Центре, когда под "возрождением России и ее народов" готовы подписаться чуть ли не все, начиная от сторонников восстановления монархии и кончая многими левыми организациями. Наконец, требование "возрождения народов" порождает иллюзию, что его можно реализовать в условиях обособленного развития наций и народностей. В действительности, прогресс народов возможен лишь на основе сотрудничества, дружбы и интернационализма.

Право народов на самоопределение. Вопрос о праве народов на самоопределение сегодня является предметом острейшей идейной борьбы. Сторонники "единой и неделимой" России, как и "единого Дагестана", отвергают это требование. Идеологи национальных и националистических движений, "суверенизации" РД, напротив, ставят его в центр своих программ.

Опасаясь разрушения Российской Федерации (и Республики Дагестан), ныне многие критикуют В.Ленина и большевиков, поскольку якобы они своей формулой самоопределения заложили "мину" в государственное устройство. Но формулы сами по себе никогда и ничего не разрушали. Что же касается взглядов В.Ленина, то они излагаются чересчур вольно и упрощенно. Задолго до него стали говорить о том, что сейчас называется правом народов на самоопределение. Принцип самоопределения - элементарное требование демократии, а не сугубо социалистическое требование.

К позиции ВЛенина стоило бы отнестись с большим вниманием. Отстаивая самоопределение, он постоянно требовал сплочения, слияния (в смысле единства действий, а не ликвидации национальных особенностей) трудящихся, рабочих в единых партийных, профсоюзных и других организациях, всегда выступал за крупные централизованные государства. Такие государства дают массу преимуществ для развития современного производства, они - в интересах тех, кто создает материальные и духовные ценности.

Формы самоопределения могут быть различны: народ может выйти из состава государства; находиться в конфедерации или федерации; согласиться на автономию; остаться в унитарном государстве, где его национальные запросы удовлетворяются иным образом. Иначе говоря, самоопределение нельзя смешивать с вопросом о целесообразности отделения, образования суверенного государства или автономии. Последний вопрос нужно решать в каждом случае конкретно с точки зрения интересов трудящихся, всего общественного развития.

Сегодня чрезвычайно важно добиться осознания трудящимися необходимости не только сохранения территориальной целостности РД и Российской Федерации, а и воссоздания Союза ССР. В первую очередь в этом должно быть содержание самоопределения. Но союз народов должен быть добровольным. Грубый нажим приведет к эффекту бумеранга. Пока же государственные органы часто безразлично относятся к этим проблемам, а то и "топят" в республиках тех, на кого можно и нужно опираться.

Федерация или унитарное государство. Сегодня РД представляет собой унитарное государство. Проект Конституции, одобренный Верховным Советом республики и съездом народов Дагестана, сохраняет этот принцип государственного устройства.

С другой стороны, рядом национальных организаций усиленно пропагандируется идея федерализации Дагестана. Впрочем, идея федерализации используется, на наш взгляд, в основном для камуфляжа, главное - обособление и создание отдельных государств.

4 ноября 1990 г. Чрезвычайный съезд ногайского народа и терского казачества принял "Декларацию о самоопределении коренных народов Ногайской степи", провозглашающую создание национально-государственного образования в границах Ногайской степи до 9 января 1957 г. Девятого ноября 1990 г. была принята "Декларация о самоопределении кумыкского народа", где объявлено образование Кумыкской демократической республики (Къумукъстан). 28 сентября 1991 г. III съезд полномочных представителей лезгинского народа принял Декларацию "О восстановлении государственности лезгинского народа", где говорится о едином национально-государственном образовании лезгин, включая районы Северного Азербайджана, - Лезгистане.

Вполне понятно, что такие документы не будут способствовать национальному миру, как только их попытаются реально воплотить в жизнь.

У каждого народа Дагестана в настоящее время масса проблем. Эти проблемы можно решить лишь совместными усилиями, согласовывая интересы, опираясь на широкие слои трудящихся. Обособление и разделение - тупиковый путь, который в условиях перенасыщенности региона оружием может привести к большой беде. 


Источник: http://observer.materik.ru/observer/N28_93/28_02.HTM


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Нации и межнациональные отношения в современном обществе Картинки для ногтей кисточкой

Национальные отношения сегодня Межнациональные отношения в России сегодня Блог shaya КОНТ
Национальные отношения сегодня Межнациональные отношения Обществознание (Социальная)
Национальные отношения сегодня Национальный вопрос в России (Цветок Яблони) / Проза. ру
Национальные отношения сегодня НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИАГЕСТАНЕ - Обозреватель
Национальные отношения сегодня Национальные отношения полная информация
Национальные отношения сегодня ВЗГЛЯД / межнациональные отношения
Национальные отношения сегодня Межнациональные отношения полная
Национальные отношения сегодня Sredstva


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ